«Киноход» для iPhone, WindowsPhone и Android

16+

Бродячие псы

Jiaoyou

Одинокий мужчина, переживший разлад с женой, спит в одной постели с сыном-подростком и маленькой дочкой. Вместе они чистят зубы в общественном туалете, едят из пластиковых упаковок прямо на улице, обитают в жалком жилище без электричества и воды. Рядом бродят бездомные собаки. Люди как собаки, а собаки как люди. Люди с транспарантами в руках, и отец в их числе, целыми днями стоят на трассе, привлекая водителей и прохожих рекламой. От такой работы можно сойти с ума, но люди как-то живут.

Режиссёр: Цай Минлян

Актёры: Чэнь Шиан-чуй, Лээ Кан-шэн, И Чэн Ли, И Чи Ли, И Чинг Лу

Продолжительность: 138 мин.

Премьера: 04 сентября 2013 в мире

Возраст: 16+

Жанры: драма

Кинокомпании: Homegreen Films, JBA Production

Страны: Тайвань, Франция

Дополнительно: фильм на IMDB

Рецензии критиков

30 декабря 2013 Портал «Киноход.Ру»,

Бездомность как диагноз
Два последних фильма, без которых был бы неполным и неполноценным уходящий год — оба made in China, только один на Тайване, другой — в КНР. Сегодня о тайваньском: он называется «Бродячие псы» и снят режиссером, чье имя — Цай Миньлян — входит в десятку, если не пятерку Продолжение...
Бездомность как диагноз


Два последних фильма, без которых был бы неполным и неполноценным уходящий год — оба made in China, только один на Тайване, другой — в КНР. Сегодня о тайваньском: он называется «Бродячие псы» и снят режиссером, чье имя — Цай Миньлян — входит в десятку, если не пятерку главных в мировом кино, хотя широкой публике, по крайней мере в России, оно и недостаточно известно. Еще много лет назад его фильм «Да здравствует любовь» победил на фестивале в Венеции, с тех пор у режиссера скопилась целая коллекция престижных призов, но его значение ими не ограничивается.

Герои новой картины Цай Миньляна — отец и двое детей, мальчик и девочка, все бездомные. Ночуют в каком-то заброшенном сарае. Днем дети, очень привязанные друг к другу, вертятся вокруг супермаркета, моются в туалете, подкармливаются на дегустациях. Там же приобретают за копейку кочан капусты и, раскрасив его губной помадой, превращают в куклу, которая становится страшным символом безрадостного детства.

У детей есть отец, но он тоже живой символ неприкаянности. У него нет жилья, зато есть работа, какой врагу не пожелаешь. Под адским ветром и дождем этот человек стоит с плакатом, рекламируюшим сдачу квартир (он, бездомный!). Есть ли у детей мать? Точно неизвестно, но мечта о матери несомненно есть. И она воплощается в нескольких разных женщинах. Одна работает в том самом супермаркете и отвечает за просроченные продукты: ими она, помимо несчастных деток, подкармливает бродячих собак, но не факт что из доброты, может, и из страха. Другая мать как будто бы живет в несуществующем доме (возможно, из прошлого), помогает детям делать уроки, участвует в домашних ритуалах — например, в дне рожденья отца, дарит ему торт со свечами. Третья мать — вообще какое-то мифическое существо, она обитает в ветвях деревьев и только иногда спускается с них.

Какая из этих матерей реальна? Неизвестно. Может, все три, а может, ни одна. Отец — вот он точно существует, у него есть своя физиология, к примеру, он имеет обыкновение напиваться. Хотя, кто знает: если окружающий мир видится ему в алкогольном бреду, не является ли он сам тоже его порождением? Реальна ли сцена, где он, придя домой, душит подушкой, а потом пожирает лежащий в постели раскрашенный кочан капусты? Или где он сажает детей в лодку и пускает ее на гибель в бурный поток? Реальность в фильме начинает двоиться, слоиться и в конце концов теряет знак уверенности в себе. Реальнее всего оказывается фреска — загадочный пейзаж, нарисованный во всю стену в заброшенном доме, который приковывает взор героев своей гипер-реальностью.

Борьба изгоев общества за существование в холодном, пронизанном ливнями и ветрами мире, отчаяние отца, его попытка увести детей на тот свет и возвращение в мифическую идиллию, где появляется заботливая мать и семья обретает иллюзию гармонии, — все это показано с присущей тайваньскому режиссеру пронзительностью и физической осязаемостью. Но это не только и не столько социальное кино.

Цай Миньлян родился в Малайзии, живет на Тайване, иногда снимает во Франции, но нигде не ощущает себя своим. Чувство бездомности у него в крови, и это главная тема фильма. У современного человека, независимо от его социального статуса, обрезаны корни, и это делает его подобным бродячим собакам, лишает опоры и чувства надежности. Противовес этому чувству неприкаянности режиссер ищет — и находит — в эстетической плоскости. Фильм представляет собой почти мистическое зрелище: оно завораживает удивительными кадрами, длящимися по несколько минут (самый длинный — девять с половиной), но не только не утомляющими, а гипнотизирующими зрителя. Если, конечно, он готов отдаться такого рода кино.

События

08 октября 2016 - 13 мая 2017

Мет Опера. Сезон 2016-2017

Новый сезон спектаклей Метрополитен Опера.