«Киноход» для iPhone, WindowsPhone и Android

18+

Нимфоманка: Часть 1

Nymphomaniac: Volume 1

История эротических переживаний женщины от рождения до пятидесятилетия, рассказанная от лица главной героини — Джо, поставившей себе диагноз: нимфомания.

Режиссёр: Ларс фон Триер

Актёры: Шарлотта Генсбур, Стеллан Скарсгард, Стэйси Мартин, Шайа ЛаБаф, Кристиан Слэйтер, Джейми Белл, Ума Турман, Уиллем Дэфо

Продюсеры: Мария Сесилия Гаде, Петер Гарде, Петер Ольбек Йенсен, Луиза Вест

Продолжительность: 122 мин.

Премьера: 14 февраля 2014 в России, 25 декабря 2013 в мире

Возраст: 18+

Сборы в России: $1 777 906

Сборы в мире: $9 049 006

Жанры: артхаус, драма

Кинокомпании: Zentropa Entertainments, Zentropa International Köln, Heimatfilm, Film i Väst, Slot Machine, Caviar Films, Concorde Filmverleih, Artificial Eye, Les Films du Losange, European Film Bonds

Страны: Дания, Германия, Франция, Бельгия, Великобритания

Дополнительно: nymphomaniacthemovie.com
фильм на IMDB

Рецензии критиков

5 марта 2014 Портал «Киноход.Ру»,

Художник победил порнографа
Героиня «Нимфоманки» Ларса фон Триера — сорокалетняя Джо (Шарлотта Генсбур), она лежит, условно говоря, на кушетке и исповедуется еще более условному психоаналитику — пожилому интеллектуалу Селигману (Стеллан Скарсгард). Это он поднял ее, избитую, на мокрой улице, привел домой, отпоил чаем с молоком и облегчил ей душу: правда Продолжение...
Художник победил порнографа


Героиня «Нимфоманки» Ларса фон Триера — сорокалетняя Джо (Шарлотта Генсбур), она лежит, условно говоря, на кушетке и исповедуется еще более условному психоаналитику — пожилому интеллектуалу Селигману (Стеллан Скарсгард). Это он поднял ее, избитую, на мокрой улице, привел домой, отпоил чаем с молоком и облегчил ей душу: правда, это ему дорого обошлось.

В первой части «Нимфоманки» похождения героини, начиная с потери девственности, с юной бравадой и азартом изображает Стэйси Мартин. Во второй части ее сменяет сама Шарлотта Генсбур во всеоружии взрослого опыта и рефлексии. Первая часть исполнена иронической символики. Сексуальная охота превращается в рыбную ловлю с наживкой, партнер-самец — в роскошного гепарда, а Селигман интерпретирует секс с помощью математических исчислений и законов полифонии Баха. Во второй части ирония становится еще более желчной, но странное дело: к финалу налет цинизма слетает, и фильм оставляет совсем не то скандальное послевкусие, которого следовало ожидать.

По сути, перед нами сплошная мистификация. Крупные планы мужских и женских гениталий напоминают о давней угрозе Триера вплотную заняться порнокино. Если он и отдает ему дань, то лишая главной — возбуждающей — составляющей. Зритель оказывается в положении Джо, которая наняла двух негров-гастарбайтеров в надежде получить удовлетворение, но вместо этого вынуждена слушать их перебранку на незнакомом языке, причем кажется, что диалог ведут их эрегированные, но совершенно равнодушные к ее плоти пенисы. Это вызывает комедийный эффект, чисто интеллектуальный, без тени эротизма, а тут еще Селигман вступает в спор с Джо: можно ли называть негров неграми и является ли политкорректность неотъемлемым свойством демократии.

Подобные споры образуют важнейший нерв картины. Триер издевается и над обществом, которое ограждает себя от неприятных тем, и над самими этими темами, которые замусолились и стали самопародийными. Ну разве можно в наши дни сказать и снять что-то новое на тему мазохизма? Или, тем паче, педофилии? Триер, однако, тем и силен, что сдирает тонкий слой культурных условностей и обнажает органическое нутро. Мы чувствуем, что боль Джо, чуть не угробившей своего ребенка ради ночных мазохистских сеансов, настоящая. И боль нереализованного педофила, которого в коротком, но мощном эпизоде играет Жан-Марк Барр, тоже подлинная.

Или возьмем феминизм: только ленивый над ним не посмеялся. Сначала кажется, что Триер присоединяется к этому хору, вкладывая в уста Селигмана хвалу смелости Джо, посвятившей жизнь женскому самоутверждению. И вдруг до нас доходит, что так оно и есть: это героическая жизнь. Потому что она не спекулянтка, она все переживает по-настоящему, сама падает в бездну, сама набивает шишки, сама зализывает раны — эта вечно одинокая фемина, испытавшая оргазм в глубокой юности и вознесшаяся в этот момент в божественные небеса. Она может понять и простить любые перверсии, кроме одной — девственности Селигмана: тот, кто не любил и не страдал, недостоин этой жизни. Заключая свои сюжеты в иронические кавычки, завлекая в их хитроумный лабиринт, Триер в какой-то момент одним махом раскавычивает свою конструкцию — и оставляет нас наедине с голой эмоцией.

В «Нимфоманке» обсуждаются Вагнер, Томас Манн с «Волшебной горой», апория Зенона про Ахиллеса и черепаху (почему так трудно «догнать» оргазм!), различия западной и восточной христианских церквей (церковь страданий против церкви блаженства) и еще бог знает что. Если в титрах первой части не без труда разыскивали посвящение Тарковскому, во второй он прет из каждого второго кадра: и «Рублев», и «Зеркало», и остальное. И все оказывается в строку!

Несмотря на явные старания, победить в себе художника Триеру не удалось, и это поражение есть главная его победа. Как человек не может преодолеть свою дуалистическую природу, важная часть которой замешена на потребности в любви и сострадании, так же Триер не в состоянии отменить природу искусства: оно остается собой, даже притворяясь порнографией.
80

100

5 февраля 2014 Портал «Film.ru»,

«...Скорее интеллектуальная, чем телесная, и эфемерная, нежели ощутимая, визуально восхитительная драма фон Триера заставляет с нетерпением ожидать продолжения путешествия внутрь женской души...» Продолжение...

События

08 октября 2016 - 13 мая 2017

Мет Опера. Сезон 2016-2017

Новый сезон спектаклей Метрополитен Опера.