«Киноход» для iPhone, WindowsPhone и Android

Новости кино

Юлия Ауг: «Говорили, что Ауг — это глубокий артхаус»

На кинофестивале «Окно в Европу» актриса рассказала нам о новых проектах, о самой сложной роли и о трендах в кинематографе.

Юлия Ауг сегодня одна из самых востребованных актрис в российском кино. Этот факт подтверждает и то, что на кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге представлены сразу три картины с ее участием. Это молодежная лента «Хит», экспериментальный документально-художественный фильм «Прикосновение ветра» и драма «Метаморфозис».

Актриса рассказала Kinohod.ru о своих новых работах и работе с дебютантами, о самой сложной роли и о трендах в кинематографе.

— Юлия, вы сыграли ключевые роли в трех картинах, представленных на фестивале. Я посмотрела, что в 2016 году у вас уже вышли и еще выйдут порядка 15 картин. Одни артисты могут вам позавидовать, а другие обвинят во всеядности!

— Я последние два года берусь буквально за все, что мне предлагают, и даже сама прошу дать мне работу. К сожалению, я вынуждена делать это, поскольку у нашей семьи огромные долги, их надо отдавать. А когда в декабре ушел из жизни мой муж, я осталась единственным работающим человеком в доме. При других обстоятельствах я бы отказывалась от некоторых проектов, а больше ставила бы сама спектакли, что очень люблю. Но я себя успокаиваю одним: какая бы ни была работа, я всегда остаюсь честной и делаю ее качественно.

— У вас в представленных фильмах три совершенно разные роли. Какая из них вам ближе?

— В «Метаморфозисе» моя героиня не имеет никакого отношения ко мне — это совершенно другой человек, которого мне пришлось создавать в рамках написанного сценария. И именно потому, что этот персонаж отстоит очень далеко от меня, он мне интереснее. В фильме «Хит» тоже абсолютно сценарный образ. Актер должен быть профессионалом с очень хорошо настроенным инструментом. А инструмент — это его организм: нервы, душа, мозг, голос, тело. Когда это натренировано, можно вызвать и сымитировать любую эмоцию. Совершенно необязательно выворачивать себя наизнанку.

— Вы снимаетесь в документальных фильмах, сериалах, короткометражках, в фестивальном кино. Что вам интересно в большей степени?

— Мне все это интересно. Если вы посмотрите клипы, которые я сама снимаю, то увидите, что они сняты не как клипы шоу-индустрии, а как документальное кино. Это модное сегодня направление — мокьюментари, когда снимаешь не просто игровое кино, а максимально честно погружаешь героя в ситуацию настолько, что он не замечает рядом камеру. У американцев круто это получается, вспомнить хотя бы «Район №9». Краудфандинг — тоже тренд, сегодня появляется все больше проектов, снятых на народные деньги. А еще в кино скоро придет тренд театральный. Там берется некая личность и на фундаменте этой личности выстраивается драматургическая линия. Не просто некий актер N играет Гамлета, а мы знаем, что у актера N есть схожая личная история с Гамлетом, поэтому он играет эту роль. Слияние личности актера и личности персонажа.

— В вашей фильмографии уже довольно много фильмов, снятых дебютантами. А вы человек с большим опытом, сама режиссер. Как у вас с новичками взаимоотношения строятся?

— Всегда по-разному. Если они убедительны, я делаю все, что они говорят. Только что я снималась в сериале «Садовое кольцо» режиссера Алексея Смирнова, продюсерская компания Валерия Тодоровского. Леша — выпускник ВГИКа, ему всего 24 года! Это реальный его дебют. Когда я пришла на пробы, то остолбенела, увидев этого тонкого юного мальчика. Я не смогла сдержаться — засмеялась! Тодоровский ведь очень тщательно подходит к выбору людей в команду, он полтора года проводил кастинг режиссеров! И остановился на этом пацане! Мне было смешно. А пацан оказался настолько убедительным в работе, даже на пробах. Когда он стал мне ставить задачи, у меня челюсть отвалилась, я поняла, что парень снимет эту картину. Мы сказали: «Леша, рули!» А помню другой случай. В театр меня пригласили поучаствовать в проекте. И когда девочка-режиссер не смогла ответить мне на элементарные вопросы, я сказала, что занята и ушла.

— Какая из всех сыгранных вами ролей оказалась трудной, тяжело давалась?

— Очень тяжелая роль в «Ученике» Кирилла Серебрянникова. Мы же сначала делали спектакль, а потом уже фильм. И когда я репетировала, то дело доходило до слез. Я не могла понять, что за человек эта женщина. Готовясь к роли, ты можешь оттолкнуться от личного опыта, от некоего исторического образа или примера из других произведений. А тут я не могла объяснить себе этого персонажа. Он вроде узнаваемый — такие мамы ходят по улицам, но они мне не знакомы и не понятны. Кирилл каждый раз говорил: «Юля, она глупее тебя». Я приходила домой и начинала рыдать: куда же еще глупее, никогда в жизни у меня эта роль не получится, никогда я не сыграю эту мать! В итоге сыграла, но картину еще не видела — не поехала с ней в Канны и, боюсь, пропущу премьеру в Гоголь-центре.

— Вы в профессии — бесстрашны, решаетесь на любые эксперименты и сцены. Но в фильме «Метаморфозис», к примеру, есть сцена инцеста между матерью и сыном. Чисто по-человечески это должно было вызывать у вас сопротивление. Как вы оправдали для себя эту сцену?

— У меня это не вызывало отторжения. Когда я читала сценарий, это настолько было замотивировано, что мне не пришлось внутренне эту сцену оправдывать. Это настолько узнаваемо, когда мать шантажирует своего ребенка тем, что положила на него всю свою жизнь и действительно кладет. Из своего ребенка делает мало того, что собственность инфантильную, так еще и абсолютно нежизнеспособного человека. В данном контексте сцена оправдана. Я не приму участие в проекте, где есть что-то, что может подавить волю людей. Нельзя издеваться над людьми, нельзя лишать их выбора. И еще. Я знаю, что Тарковский в фильмах мучил животных — он выбросил корову, у него горела лошадь. Для меня это абсолютно недопустимо! Я никогда не приму участие в проекте, где будут мучить животных.

— Где вы сейчас снимаетесь, над чем работаете?

— Я участвую в интересном проекте режиссера Оксаны Карас, которая в этом году получила главный приз на «Кинотавре» за фильм «Хороший мальчик». Сейчас она работает над сериалом «Отличницы» в Петербурге. Это 50-е годы, хороший и остроумно написанный сценарий. Оператор — Александр Мачильский, замечательная актерская группа: Саша Яценко, Таисия Вилкова, Никита Ефремов, Скляр. А в большом кино у меня пока пауза.

— Ваша дочка Полина учится в ГИТИСе и делает первые шаги в своей профессии. Переживаете за ее востребованность?

— Еще как переживаю! У нее все непросто с этим, поскольку она обладает яркой и особенной внешностью. Она ходит на большое количество кастингов, но ее очень редко утверждают. Ее любят отец и сын Прошкины, ее любит Алексей Федорченко. Но как только идет разговор о более медийных проектах или кастинге на телеканалы, ее не утверждают, потому что все время возникает вопрос: как она будет монтироваться с другими актерами. Для меня, конечно, это не вопрос — прекрасно будет монтироваться! В свое время я тоже слышала от продюсеров, что Ауг, конечно, хорошая актриса, но никому такое лицо на канале не нужно, потому что Ауг — это глубокий артхаус. Все меняется!

Беседовала Елена Чудная

Фото: Александр Куров

11 августа 2016 13:01

Источник: Киноход

Больше новостей

Бен Аффлек может лишиться роли Бэтмена

13 декабря 2017 18:02

Новым Темным рыцарем готов стать Джон Хэмм.

Создатель «Первого мстителя» доснимет «Щелкунчика» для Walt Disney

13 декабря 2017 17:07

Студия заменила режиссера Лассе Халльстрема.

Вуди Харрельсону предложили роль в «Веноме»

13 декабря 2017 16:29

Актер договаривается с Sony об участии в антигеройском сольнике с Томом Харди в главной роли.

События

08 ноября 2017 - 14 декабря 2017

Фестиваль NET 2017

Фестиваль пройдет в Москве с 8 ноября по 14 декабря.